В августе 2019 года в России вступает в силу закон «О внесении изменений в Федеральный закон "О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации"», закрепляющий понятия «социальное предпринимательство» и «социальное предприятие».

Долгое время социальное предпринимательство и связанные с ним определения были предметом споров экономистов, научных работников и бизнесменов. Наконец-то в нашей практике этот термин будет законодательно закреплен.

Закрепление термина «социальное предпринимательство» в том виде, в каком оно представлено в новом законе, с одной стороны, хорошо, так как это действенная помощь тем предпринимателям, которые нанимают инвалидов, работают с социально незащищенными группами населения, производят товары для узких групп потребителей. Таким предприятиям действительно необходима помощь со стороны государства.

С другой стороны, практически неминуемо появятся предприниматели, которые будут пытаться использовать новый закон для оптимизации собственной деятельности, никак, по сути, не связанной с социальным предпринимательством.

Так это происходило с мерами господдержки микропредприятий (недаром у нас сейчас около 90% малого бизнеса — именно микропредприятия, которые имеют возможность оптимизировать налоги, отчетность и проч.) и самозанятыми (появились истории об увольнении сотрудников и дальнейшем их приеме на работу как самозанятых, чтобы не платить налоги в ПФР) и т.п.

Новый закон обязан учитывать возможность такого плана оптимизации под закон с тем, чтобы не допустить превращение мер поддержки в меры откорма нечистоплотных предпринимателей. Надеемся, что по первым результатам действия закона его слабые стороны будут выявлены.

Игорь Строганов, доцент кафедры предпринимательства и логистики РЭУ им. Г.В. Плеханова

Поделиться:

Комментарии