Михаил Рязанов переехал с «материка» в Приполярье для развития системы управления охраной труда и промышленной безопасности в АЛРОСА. Как воспринимают изменения на производстве, как будет работать механизм мотивации руководителей и работников, новый советник генерального директора компании рассказал «Вестнику АЛРОСА».

- Вы работаете здесь полтора месяца. На каких производственных площадках успели побывать? Есть ли у вас задача лично обойти и осмотреть все площадки в Якутии? Есть ли существенная разница в уровне промышленной безопасности между предприятиями, которые вы посетили?

- Все осмотреть пока не удалось, хотя цель такую перед собой поставил. За месяц удалось посетить Удачный, был в Нюрбинском ГОКе. Несколько раз спускался на «Интер». Воздержусь от сравнений относительно уровня промбезопасности между этими предприятиями. Могу сказать, что проблемы есть и там, и там.

- Где кроются корни нарушений правил промбезопасности на опасных промышленных производствах?

- Как работники, так  и руководители часто не обращают внимания на опасность, не придают ей особого значения. Привычка иметь дело с опасным производством притупляет у работников чувство самосохранения. Это распространенная проблема у тех, кто трудится на таких предприятиях. Иногда, даже видя нарушение или опасность на рабочих местах, работники не хотят обращать внимание своего руководства. Причины этого совершенно различны.

Но хочу отметить, здесь, в АЛРОСА, есть ответственные работники, которые рассказывают о проблемах и при посещении предприятий, и просто по электронной почте. Неравнодушные люди уже сообщают о существующих нарушениях и опасностях. Некоторые факты нарушений подтвердились.

«Неравнодушные люди уже сообщают о существующих нарушениях и опасностях. Некоторые факты нарушений подтвердились»

Сообщения, которые мне приходят, говорят и о проблемах коммуникации между работниками и их непосредственными руководителями. Раз мне звонят и пишут, то уже не могут найти правду у других. Возможно, мы откроем специальную горячую линию для подобных сообщений.

А пока я призываю всех, кто столкнулся с нарушением правил охраны труда и промбезопасности на рабочем месте, связываться напрямую со мной, например, по электронной почте, можно даже без указания имён и фамилий.

Еще один корень зла – сокрытие правды. Изменения, которые мы запланировали, направлены как раз на то, чтобы делать невыгодным сокрытие. Недавно мы  проверили акт уже завершенного расследования инцидента на руднике «Удачный», к счастью, не приведшего к серьёзной аварии. Мы тщательно изучили обстоятельства, причины происшествия и пришли к необходимости пересмотра ранее представленного акта расследования и выводов об ответственных лицах. Под председательством первого заместителя гендиректора Игоря Витальевича Соболева был  организован комитет по охране труда и промышленной безопасности. В рамках работы этого комитета инцидент был досконально рассмотрен. Результатом работы комитета стало восстановление на работе уволенного ранее за инцидент работника и принятие серьёзных дисциплинарных мер к руководителям, допустившим грубую халатность в своей работе и сваливших свою вину на «крайнего».

- Какие структурные изменения вы готовите, и как они позволят бороться с проблемами?

- Мы переводим службы охраны труда и промышленной безопасности из подчинения главных инженеров на первых руководителей, что позволит этим службам работать более независимо от производства. На предприятиях АЛРОСА будут созданы отделы по организации производственного контроля. При этом со всех линейных руководителей никто не будет снимать ответственности за организацию и контроль безопасности работ. Они по-прежнему должны будут следить соблюдением норм на площадке. Задача же работника службы по организации производственного контроля (можно назвать его внутренним контроллером), – проверять, насколько добросовестно руководитель исполняет эту функцию.  Можно сказать, что работники отдела производственного контроля – это наши глаза и уши.

«Работники отдела производственного контроля – это наши глаза и уши»

- Вы будете нанимать новых сотрудников в формируемые отделы?

- Планируем привлечь ресурсы  внутри компании. Это должны быть люди независимые, устойчивые к влиянию со стороны. Всего планируется увеличить штат специалистов по промбезопасности на 40 человек – это по всей компании.

«Всего планируется увеличить штат специалистов по промбезопасности на 40 человек»

- Почему выбрана такая структура? Есть ли пример ее применения в других компаниях?

- Схожие системы контроля существуют во многих промышленных компаниях-лидерах. Вводимая у нас система очень хорошо зарекомендовала себя в Донецкой топливно-энергетической компании (ДТЭК). Есть у нас и другие новшества. Появились два коллегиальных органа, руководящих изменениями в системе управления ОТ и ПБ. Первый – это комитет под руководством гендиректора компании, он собирается не реже раза в квартал и решает вопросы стратегического развития в области промышленной безопасности. Он начал работу еще в прошлом году. Второй комитет создан при исполнительном директоре. Кроме принятия решений по развиваемым элементам системы управления, на заседаниях комитета разбираются также и потенциально смертельные случаи и инциденты.

- Вы упомянули в начале беседы, что скрывать нарушения будет невыгодно. Как будете этого добиваться?

- Мы задействуем систему мотивации. Я считаю, что неправильно завязывать систему мотивации исключительно на коэффициенте частоты травмирования. Можно скрывать реальные нарушения и показывать идеальные результаты на бумаге. Это порочная практика, ведущая к обманам. Вместо этого мы планируем разработать интегральный показатель, который будет отражать не только уровень травматизма. В этом показателе будет учтена степень участия руководителя в решении проблем безопасности труда: инициированные им собрания и комитеты по этой теме, предложения по улучшению системы, работа с коллективом и многое другое. Руководитель должен показывать видимую приверженность принятым в компании принципам охраны труда и промышленной безопасности. Мы хотим добиться активной вовлеченности руководства, хотим, чтобы они стали образцами для своих подчиненных.

«Неправильно завязывать систему мотивации исключительно на коэффициенте частоты травмирования»

Кроме того, скрывать что-либо будет невыгодно потому, что за сокрытием последуют очень жесткие дисциплинарные и материальные санкции для руководителей, вплоть до увольнения.

- Вы говорили о руководстве. Будет ли разработана система мотивации для работников?

- Я считаю, неверно поощрять за следование правилам, которым работник и так обязан следовать. А вот если он делает что-то больше, что от него требуют, то это заслуживает поощрения. Например, почему бы не организовать новую категорию работников – «наставники по безопасности» или «лидеры по безопасности». К ним будут предъявлены более высокие требования к дополнительной работе в области безопасности (к контролю, обучению, наставничеству, демонстрации товарищам правильного поведения, помощи в принятии решения и т.п.). И соответственно за дополнительный труд и компетенции такие работники будут получать премию. Мы планируем разработать систему мотивации работников уже к июню-июлю.

«Почему бы не организовать новую категорию работников – «наставники по безопасности» или «лидеры по безопасности».

- Планируете ли вы расширять программу обучения в вашей области?

- Мы думаем над концепцией внутренних тренеров по промбезопасности. Она может быть реализована на базе ЦПК. Тренерами смогут выступать после прохождения специальных курсов. К работе внутренним тренером, если будет принято решение по организации такой работы, будут привлекаться наиболее опытные и авторитетные работники, возможно привлечение пенсионеров. В компетенции тренеров будет входить ежедневная проверка знаний, обучение навыкам наблюдения, отношения к риску, к опасности. Текущее обучение охране труда не претерпит существенных изменений. Хотя, по моему мнению, и тут есть куда стремиться в развитии. Например, сейчас практикуется обучение по промбезопасности в нерабочее время, которое не оплачивается. Какое отношение у работника может быть к занятиям, если он вынужден приходить в свой выходной или после работы? Еще один аспект обучения, подход к которому, я считаю, надо поменять, – это проверка знаний. Мы не знаем не потому, что нас не учили, а потому, что нас никто больше не спрашивал. Поэтому знания требуют регулярного закрепления. При этом, конечно, надо разделять вопросы для разных категорий и уровней работников и руководителей.

- Вы пришли в компанию с реформой. Обычно кардинальные перемены встречаются коллективом в штыки. Не чувствуете косых взглядов, противостояния?

- Негатив будет всегда, тем более, когда разбираются конфликтные ситуации. Но жесткого противодействия я не чувствую. Наоборот, работники видят наши усилия и стремятся участвовать в улучшении ситуации, обращают наше внимание на конкретные проблемы на площадках. Я призываю работников присоединиться к числу инициативных. Наша цель – исключить травматизм. Давайте работать над этим вместе.

Полина ТЮТИНА

Фото: Григорий ИФТОДИЙ


Принципы промышленной безопасности в АЛРОСА

Приоритетность безопасности

Если вопросы обеспечения безопасности вступают в конфликт с производственными задачами, производственные задачи должны быть пересмотрены или отменены

Ответственность руководителей

За организацию и обеспечение безопасного выполнения работ несут ответственность руководители компании, производств. Каждый работник отвечает за свою личную безопасность

Недопустимость травм и аварий

Мы относимся к любой травме и аварии как к чрезвычайной ситуации, показывающей проблемы в системах управления и в организации безопасного выполнения работ в компании

Открытость и честность

Обман и сокрытие информации являются недопустимыми и рассматриваются как грубое нарушение

Вовлеченность

Каждый работник от директора до рабочего должен быть вовлечен в решение проблем охраны труда и промышленной безопасности

Поделиться:

Комментарии