Концерну «Газпром» 8 августа исполняется 31 год. Пару лет назад отмечалось 20-летие «национального достояния». Как так получается? И какую историю считать истинной?

ГГК «Газпром» (государственный газовый концерн) возник в 1989-м году в результате преобразования Министерства газовой промышленности СССР, которое в тот момент возглавлял Виктор Черномырдин. 

«Я – министр, власть у меня огромная, а сам – как кукла на ниточке: ни начальника департамента сменить не могу, ни начальника главка – всё только с разрешения или согласования в Совмине СССР... Заработанная валюта вся забирается, а добывающую и транспортную системы постоянно поддерживать надо... Стали понимать, что ситуация в стране складывается тупиковая», – воспоминал Черномырдин. Госплан и Госснаб работали неэффективно, особенно с зарубежными потребителями.

Черномырдин, который изучал опыт зарубежных компаний, понимал, как работает рыночная экономика как минимум на примере отрасли, и что нужно в ней менять. В 1987-ом году в стране приняли закон «О предприятии», позволявший переходить на хозрасчет и самофинансирование. Он и стал отправной точкой: Черномырдин начал ходить по кабинетам, объяснять, что это единственно возможный путь.

«Коллеги-министры пальцем у виска крутили: “Тебе зачем это надо? Ты же неприятностей на свою голову не оберешься!”» – вспоминал Черномырдин. Уговоры давались сложно. Несколько раз ходил к председателю Совета министров Николаю Рыжкову. Тот относился с пониманием, хотя сомнения были. В последнюю встречу Черномырдин уехал от Рыжкова уже ночью, в машине по дороге в министерство ему позвонили из секретариата председателя, проинформировали, что завтра вопрос обсуждается на Президиуме Совете Министров.

Черномырдин докладывал в звенящей тишине. «Для всех было дико: человек добровольно уходит из союзных министров, берет на себя всю полноту ответственности... А по мне – ты тогда руководитель, когда умеешь принимать решения. И отвечать за них. Лучше ошибиться и исправить, чем ничего не делать».

На решение Президиума повлияла фраза зампреда Александры Бирюковой: «Я тут выслушала всё, что сейчас докладывал министр, и ничего не поняла. Но хочу сказать: а почему бы и не попробовать? Черномырдина все мы хорошо знаем, претензий к нему никогда никаких не было. Пусть пробует. Если что – мы с него голову снимем! И всё вернем на свои места!»

Так 8 августа 1989-го года возник ГГК «Газпром». «Всю структуру мы стали менять: упростили, переделали. Жили, отталкиваясь от своей хозяйственной̆ деятельности», – вспоминал Черномырдин. Он сам в 6 раз сократил число своих замов – до 2 человек. Газпром начал продавать газ напрямую потребителям в России и Европе, появились деньги на модернизацию. В итоге в 1990-е годы корпорация вошла хорошо управляемой, прибыльной структурой, что позволило ей не просто сохранить целостность (в отличие от нефтяной отрасли, распавшейся на множество компаний), но и взять на себя бюджетообразующие функции. В 1991 году, незадолго до того, как официально был ликвидирован Советский Союз, СМИ отмечали: на фоне всеобщего кризиса и развала «газ в квартиры подается по-прежнему бесперебойно».

Современный «Газпром» – это уникальный технологический комплекс: единая система газоснабжения (ЕСГ), включающая в себя объекты добычи, переработки, транспортировки, хранения и распределения газа. «Газпром» несколько раз менял юридическую форму: в 1993 г. он стал РАО (российским акционерным обществом), в  1998 г. – ОАО (открытым акционерным обществом), в 2015 ПАО (публичным АО). Но это по-прежнему – крупнейшее газовое предприятие, более 50% акций которого принадлежит государству, которое отдает налогами в бюджет 2 трлн. рублей (почти 10% от всего объема), и которое добывает 20% всего мирового газа. 70% из них на месторождениях, разработанных еще при участии Виктора Черномырдина.

Если же вернуться к вопросу об истории «Газпрома», можно отсчитывать ее и от 1998-го: преобразования ГГК в ОАО. Можно, вероятно, вспомнить и о 1965-м – создании Министерства газовой промышленности СССР. Тем не менее, глобальная энергетическая компания, как и само название «Газпром», возникли в 1993-м. Расхождение в датировках – вопрос интерпретации прошлого, случай не такой редкий. Главное, чтобы умножалось благополучие самого Газпрома (как и его вклад в отечественную экономику). Это лучшая память Виктору Черномырдину, писавшему, что он не просто участвовал, «а принимал решения, и подпись стоит: “Черномырдин”. Рад, что это всё сегодня надежно работает».

Источник: Музей Черномырдина

Поделиться:

Комментарии