Попав в Нижнюю Колыму, я поинтересовалась о людях, которые держат здесь скот. Местные сразу рассказали мне об ученом, у которого имеется целая научная станция по изучению вечной мерзлоты и где он держит большое количество различной живности.


- Что вы знаете о сельском хозяйстве и науке в общем? – спросил меня с порога мощный, седовласый старик.

- Совсем чуть-чуть…

- Как и что тогда писать будешь?

- Может я ничего и не пойму, но очень постараюсь правильно передать людям все, что вы мне расскажите, храбрясь, отвечаю я.

- Заходи, приглашает меня в гостиную хозяин.

Знакомьтесь – советский и российский ученый, научный консультант Северо-Восточной научной станции, основатель проекта «Плейстоценовый парк», человек, который посвятил всю свою жизнь изучению и сохранению вечной мерзлоты Сергей Зимов.     

 - Сергей Афанасьевич, почему именно вечная мерзлота?

- Все началось в студенческие годы, когда я прибыл в Якутию вместе с экспедицией Тихоокеанского географического института. Тогда меня сильно удивило количество костей животных в мерзлых грунтах. Сейчас такого количества живности у нас нет. А комаров больше, чем где-либо еще. Животных, которые бы питались мхом и лиственницей практически нет. Ягель едят только олени. А сейчас мы находим огромное количество останков животных плейстоценового периода. Раньше это объяснялось тем, что в то время и климат был другим, и то, что тундра была совсем другой. Растительности было во много раз больше. Затем, в силу изменения климата, земля стала заболачиваться, из-за этого корма стало не хватать и животные начали погибать.

Мне это объяснение никогда не нравилось. Я своими глазами видел, как в тундре в некоторых местах трава растет очень хорошо. В то время ученые писали, что в силу череды засух и наводнений животные того времени не могли тебеневкой добывать себе еду из под снега. Это они (ученые из Москвы) просто не знали, что в то время в Якутии было 450 тыс. лошадей, которые успешно добывали себе пропитание с помощью тебеневки. Даже участники телепередачи «Что? Где? Когда?» не знали, что у нас есть другие домашние животные кроме оленей. Я здесь, чтобы доказать мировой научной общественности, что исчезновение тундростепи не последствие климатических изменений.

В 80-е годы полюбив Нижнюю Колыму я перебрался сюда со всей своей семьей и начал работать в научной станции.

i

- Как-то не верится, что здесь когда-то бродили огромные стада мамонтов…

- В древности местная экосистема напоминала африканскую саванну. Здесь обитали местные варианты африканских слонов, носорога, различных быков, диких лошадей, антилоп. Подобная экосистема была не только здесь, но и в Испании, Франции, Германии, Китае, Аляске, Калифорнии, Южной России, можно сказать везде в северном полушарии. Т.е. саванна может появится в любом климате. До сих пор во многих уголках Якутии есть места, где трава растет очень хорошо, что мы видим на примере алаасов. Если косить сено каждый год, ограждать его, то трава будет расти не хуже, чем в саванне. Если же не проводить подобную работу, то земля очень быстро заболачивается.

В современной экосистеме все растет очень медленно. После начинается процесс медленного гниения. До тех пор, пока трава не сгниет и не вернет в землю полезные минералы, новая трава расти не будет. Вообще, трава это самое новое, что породила наша экосистема. Чем быстрее ее съедят животные, тем быстрее она произрастет вновь. Получается, что чем больше животных, которые питаются ею, тем больше она будет расти.

Многие поколения ученых доказали, что до окончания ледникового периода вся земля была сплошным пастбищем. Если в Индии и Африке это были саванны, то у нас эта была мамонтовая степь. После появился человек, который начал истреблять животных. Количество живности уменьшилось, а вместе с ним и пастбища начали прорастать ивняком.

- А что говорит по этому поводу сейчас наука?

- Живности стало очень мало. Ты на обратном пути не увидишь ни одного животного (как и сказал мой собеседник, я ничего так и не увидела). В этом виноват человек. Сейчас оленей приучили к ягелю. Траву он кушает только летом. Из-за этого трава уже и не произрастает, земля превращается в болото, где водятся только комары. Но ведь состав земли по всей республике был пригоден для бурного роста травы. Я уверен, что пастбища еще могут увеличиться. Развитие Якутии лежит в лошадях, крупном рогатом скоте и оленях. Раньше было так. Чтобы вернуть все это на круги своя, нужно оберегать копытных и отпускать их на вольный выпас.

- Откуда вы привезли своих первых копытных?

- Еще в советские времена мы привезли 20 лошадей. За короткий срок они без помощи человека, смогли рекультивировать землю, сейчас там очень хорошо растет трава. Мы отпустили на свободный выпас 250 различных животных. Были даже овцебыки, но из-за того, что все они были самцами, они, сломав забор ушли на юг.    

maxresdefault

От Якутии зависит будущее всей планеты. В многолетней мерзлоте органического углерода содержится в 12 раз больше, чем в тропических лесах. Сейчас идет процесс оттайки мерзлоты, это большая проблема. Из-за этого просыпаются микробы, которые начинают поглощать содержащийся в мерзлоте органический углерод и выделять огромное количество углекислого газа, который даже вреднее выбросов от автомобилей и заводов. В связи с этим сейчас должна начаться масштабная работа по замедлению и прекращению процесса таяния вечной мерзлоты.     

Процесс уменьшение слоя многолетней мерзлоты происходит во многом из-за большого количества снега. Большой слой снега выступает в роли теплоизоляции, под ним температура не такая низкая, и она не позволяет мерзлоте утолщаться в зимние месяцы. Крупные животные могли бы решить эту проблему, вытаптывая снег.      

Одним из решений этой проблемы является кратное увеличение количества крупных копытных. Если их будет у нас несколько миллионов, то они смогут остановить этот процесс.

В Нижней Колыме раньше было 150 тыс. диких оленей, а по всей Колыме их было миллион. Сейчас нет ни одного оленя. Всех перебили, даже тех, кто мигрировал из других районов и то перестреляли.   

- А как может выжить крупный рогатый скот, если отпустить его на волю?

- Также, как и лошади. Но с другой стороны, нынешняя якутская корова сильно уменьшилась в размерах. Нужно вести работу по улучшению породы. Если скрестить якутскую, калмыцкую и шотландскую породы, то она сможет пережить любые морозы. Калмыцкая корова известна тем, что она может есть ивняк, но не тебенит. В Сунтаре, Колыме калмыцкая порода очень хорошо себя зарекомендовала в условиях длинной и холодной зимы. У нас у самих сейчас порядка 200 голов. Подкармливали их только в первые годы.

1

- Раньше и впрямь живности было побольше…

- Много лет изучал останки животных. Один квадратный километр якутской земли раньше кормил 3-х тонного мамонта, пять 600 килограммовых бизонов, семь 450 килограммовых лошадей, пятнадцать 100 килограммовых оленей. Если к ним прибавить лосей, маралов, баранов то получится примерно 10 тонн веса. А сейчас это всего лишь 10 кг. если раньше животным никто не мешал, то сейчас человек не дает им продыху. Даже домашних животных становится все меньше. Вот, якутская корова, скоро войдет в красную книгу. А ведь скоро закончатся и полезные ископаемые. И что тогда? Человечество всегда кормили поля, а не леса.

Климат меняется. Половина живой природы исчезнет из-за антропогенного вмешательства, засух, пожаров и других ненастий. Его спасти не получится. Вместо этого мы можем возродить то, что было у нас раньше.

Оксана ЖИРКОВА

Поделиться:

Комментарии