В этом году исполнилось 95-лет со дня создания Верховного суда республики. Людмила Тимофеевна Горева, руководившая судом 18 лет, несмотря на кажущуюся закрытость и высокий пост, человек легкий и простой. В преддверии юбилея она согласилась дать интервью, в котором немного рассказала о себе и актуальных вопросах судопроизводства.

Людмила Горева является заслуженным юристом РФ, членом совета судей России, председателем Верховного суда республики в почетной отставке.

- Расскажите о себе, как вы стали юристом и почему выбрали нелегкий путь судейской работы?

- Родилась я в Якутске. У меня прошло очень счастливое, беззаботное детство. Мои родители всегда окружали нас с братом любовью и теплотой. Мой отец, уроженец Намского улуса, Тимофей Спиридонович Лукин, был старшим следователем Прокуратуры Якутской АССР. Он был очень мудрым, умным человеком, пользовался большим авторитетом в обществе. Все коллеги его уважали, ценили, он действительно был преданным своей работе. За плодотворную работу получил Орден Трудового Красного Знамени. Этот Орден был и остается гордостью нашей семьи. Помню, в детстве я с родным братом с осторожностью брали награду в руки и клялись быть такими же трудолюбивыми и порядочными, как наш отец. Мать, Дина Семеновна, тоже была в почете, через ее мягкие руки родилась не одна сотня детей. Она работала акушером в городском роддоме. Родной брат Александр Тимофеевич выбрал техническую специальность. Он окончил Куйбышевский институт нефти и газа, и всю жизнь добросовестно проработал в «Ленагазе», начальником наружной службы газификации.

Я осознанно выбрала профессию юриста, поэтому без особого труда поступила в Свердловский юридический институт. В те времена по всему Союзу было только три юридических ВУЗа. Среди них Свердловский институт был очень авторитетным базовым учебным заведением. После института я семь лет проработала старшим следователем МВД, затем, по приглашению тогдашнего руководителя горкома Е.М. Ларионова (впоследствии был спикером парламента) стала судьей городского суда.

- Вы помните свой самый первый приговор?

- Нет, помню свои ощущения. Я в суд пришла с легкой душой. Потому что работала следователем, имела 7-летний профессиональный опыт. Тогда мне, казалось все легко, ведь не надо было собирать доказательную базу, потому что она уже собрана. Только изучай, анализируй, оценивай, сравнивай и выноси приговор. Я была начинающая судья, и соответственно у меня была сравнительно легкая категория дел. С годами я поняла, что на самом деле она не так проста, но в молодости все видится по-другому. Это были уголовные дела, возбужденные по статье, предусматривающей ответственность за нарушение ПДД. Как сейчас помню – это ст. 211 старого УК. Наказание, конечно же, не было связано с лишением свободы.

- Вы целых 18 лет руководили Верховным судом республики. С каким чувством покинули пост?

- Я покинула данный пост с чувством глубокого удовлетворения. На период моих предшественников было стабильное законодательство. Простые кодексы – уголовный, гражданский, гражданско-процессуальный, уголовно-процессуальный. То есть понятный, логичный, четкий закон, материальный и процессуальный. Когда председателем был Николай Каратаев, началась судебная реформа, но основная доля, реализация большинства позиций реформы выпала мне. Я пришла на эту должность с поста министра юстиции. Конечно, это тоже были незабываемые годы: интереснейшая работа, учеба, различные форумы, симпозиумы. И это была хорошая школа для меня, как для будущего председателя ВС, и в плане расширения кругозора, так как в должности министра больше общественных, политических, социально-экономических составляющих. И эту школу я прошла в сложный период реформирования всей государственной системы страны. Когда меня назначили председателем Верховного суда, хотелось очень многое успеть реализовать. И это затянулось на целых 18 лет, а на 19 году я покинула пост.

За прошедшие годы мы создали органы судейского сообщества, судебный департамент, мировую юстицию, сформировали кадровый состав мировой юстиции, справили новоселье Верховного суда, ввели суд присяжных, внедрили новые информационные технологии, обеспечили переход к электронному правосудию, реализовали положения закона об обеспечении доступа к информации о деятельности судов и многое-многое другое.

Свое дело передала Любовь Летучих. Она профессионал, была моим заместителем. Я в ней уверена, поэтому с легкостью ухожу в отставку. Пришло время новых людей, и они справятся!

- Вы в свои года шикарно выглядите, об этом отмечают все. В чем ваш секрет молодости?

- Спасибо! Прежде всего – это гены. Некоторые не хотят справлять свои юбилеи, а я все свои круглые даты отмечала. Честно, не хотела справлять 70-летний юбилей, но коллеги настояли, заодно отметили и мой уход. В свой день рождения всегда благодарю своих родителей.

- И все-таки не могу не отметить, что не только Вас персонально, но и вообще Верховный суд Якутии на просторах интернета часто обвиняют в судебных ошибках, неправильных решениях...

- Структура судебной власти такова, что каждое решение перепроверяется вышестоящими инстанциями, поэтому говорить о множестве судебных ошибок нельзя. Качество отправления правосудия у нас в республике достаточно высокое.

Мнение о допускаемых судебных ошибках связано с желанием людей выиграть процесс, если это не получилось, считают, что виноват судья. Многие считают, что судья обязан нести ответственность за решение, которое впоследствии было отменено. Это в корне неверно, так как нарушается самый важный принцип работы судьи – принцип независимости. За много лет работы в должности руководителя я поняла, что вопрос наказания судьи требует очень аккуратного и тактичного подхода. Есть, конечно, непростительные ошибки и проступки, независимость судьей не должна приводить к вседозволенности, но это исключительные случаи, и в нашей республике подобного никогда не было, чему я очень рада. Судьи республики надлежаще исполняют свои обязанности.

- Сейчас только ленивые не ругают суды. Мол, одному, укравшему мешок картошки - срок 10 лет, а убийце могут и вообще условно дать.

- Многие не понимают судебных нюансов. А ведь российский суд считается гуманным. У нас процент решений с приговором по реальным срокам ниже, чем где-либо: рецидивы пошли на спад. И вот, как вы говорите, кому-то за картошку - больше, а за убийство - меньше, здесь ведь судья тоже связан обстоятельствами и законом. Надо учитывать ранние судимости, учитывать все факты, которые, на первый взгляд, не очевидны. Обществу это просто не разъясняют. Еще раз хочу отметить, что судебная вертикаль устроена так, что всегда можно исправить ошибки, устранить нарушения. Любое решение нижестоящего суда рассматривается в вышестоящей инстанции, и там может быть отменено.

- Судебная система за эти годы изменилась? Вам-то, наверное, как никому известно это, за столько лет работы в системе?

- Действительно, очень многое изменилось. Связано это, в первую очередь, с изменением законодательства, как уголовного, так и гражданского. Например, в гражданском праве появился новый Кодекс административного судопроизводства. В уголовном процессе прошла декриминализация. С 1 июня 2018 года районные суды рассматривают уголовные дела с участием присяжных заседателей. Созданы кассационные и апелляционные суды: 9 кассационных судов общей юрисдикции в пределах соответствующих судебных кассационных округов, каждый из которых охватывает территории нескольких субъектов страны и 5 апелляционных судов общей юрисдикции. С 1 сентября 2019 года суды обязуются ввести аудио-протоколирование судебных заседаний, также вводится автоматизированное распределение дел с учетом нагрузки и специализации судей. Это говорит о том, что судебная система совершенствуется в интересах народа.

- В юридическом сообществе активно обсуждается тема о введении ответственности за так называемую «скандализацию правосудия» - когда стороны пытаются дискредитировать судью и даже манипулировать им. Как вы к этому относитесь?

- Считаю, что подобный закон необходим. Судьи, по сути, являются одними из самых незащищенных категорий граждан. По своему личному опыту могу сказать, что многие нападки на судей переходят границы дозволенного. Частенько и СМИ, публикуя информацию по резонансным делам, скандализируют ситуацию, придавая ей скрытый смысл, иногда и политическую окраску, при том, что по факту имеется состав преступления или правонарушения. Любое решение выносится от имени государства, на основе закона, СМИ же часто переходят на личности, что считаю категорически неприемлемым.

- Как вы оцениваете уровень правовой осведомленности граждан, обращающихся в Верховный суд?

- Как правило, граждане при обращении в судебные органы нанимают представителей своих интересов. Поэтому достаточно сложно оценить уровень правовой осведомленности граждан. В целом же, если сравнивать предыдущие года, то сейчас уровень намного повысился.

Беседовал Дмитрий ИВАНОВ

Поделиться:

Комментарии