Недалеко от озера Лабынкыр случилась трагедия – депутат Ил Тумэна, директор Строительного рынка Александр Крылов стал жертвой медведя. 

Версий произошедшей трагедии сейчас множество. Но наиболее распространяется одна, в которой «хозяев тайги» двое.  Первого Крылов добыл, и когда пришел осмотреть добычу, из засады напал второй (которого позже добил выдвинувшийся навстречу компаньон).

По другой версии, Александр был с напарником, но отлучился в лес за собакой и подвергся нападению медведя. Это обнаружил приятель, который смог застрелить хищника.

Сработал материнский инстинкт

В этом году произошло немало случаев нападения медведей на людей. Так, недавно Sakhaday сообщил о нападении медведей на спящих рыбаков в палатке на реке Витим. Тогда рыбаков спасла только быстрая реакция и взаимовыручка. Отметим, что и в этом случае, медведей, напавших на людей, было двое.

 Почему таких случаев стало много? Почему косолапые нападают парами? Что же должны сделать люди, чтобы избежать таких трагедий?

Александр Тастыгин

Журналист Sakhaday спросил Александра Тастыгина, президента охотничьего клуба «Кыымаан», что послужило причиной недавней трагедии в Оймяконье.

По его мнению, везде происходят техногенные аварии, пожары, из-за чего ягод мало, потому медведи ходят голодные. Обыкновенно, в зависимости от климатических условий, медведи находятся в берлогах с октября-ноября до марта-апреля. «Осень у нас запоздала, поэтому медведь нынче в берлогу ляжет поздно», — считает Александр Николаевич.

Обычно медведь держится одиночно, но самка может находиться рядом с разного возраста медвежатами. Как рассказал один опытный охотник-медвежатник корреспонденту Sakhaday, встреча с медведицей с детенышем – обречена.

По словам Тастыгина, Крылову попалась именно такая (если придерживаться первой версии).

 «Видимо, это была самка медведя с двух-трех годовалым медвежонком. По всей вероятности, когда Александр стрелял в детеныша, мамка ходила рядом. Услышав выстрел, она подбежала и увидела своего детеныша возле Крылова… Медведи —  животные не агрессивные, просто сработал фактор защиты, материнский инстинкт. В этом случае нападение моментальное», — предполагает он.

По его мнению, несчастья можно было избежать.

«Думаю, Александр должен был идти со страховкой. Там их двое же было, второй тоже должен был идти с карабином, а Александр пошел один. В итоге произошла такая трагедия… Охота на медведя это непросто. Тут везде и всюду нужна страховка», — считает Тастыгин.

Нужны собака и лицензия

— А лучше всего нужна собака-медвежатник, — уверен Тастыгин, — которую нужно воспитывать в испытательно-тренировочных станциях. Напомним, после Указа о запрете притравочных станций (из-за жестоких обращений с животными во время тренировок) клубу «Кыымаан» пришлось закрыть свой питомник (на 24 километре трассы Майя-Нижний Бестях).

Сколько объясняем Минэкологии, Природохранной прокуратуре, что собак-медвежатников надо обучать, а для этого нужны испытательно-тренировочные станции.

«Медвежьей проблемой» в нашей стране серьезно не занимаются. При том, что в Якутии топтыгины серьезно угрожают безопасности людей. Далекие от этой проблемы депутаты могут только запрещать, считает наш собеседник.

По информации Александра Тастыгина, сегодня в Якутии водится 14 тысяч медведей, ежегодно они нападают на 3-4 людей.

И это при том, что в девяти случаях из десяти медведи предпочитают уступить дорогу. Но в период бескормицы поведение косолапых становится агрессивным. Как правило, люди практически не могут противостоять умному и опасному зверю. А смерть от косолапых людоедов — одна из самых страшных.

В 21 веке быть съеденным это нечто. Тут власть должна идти не на поводу у депутатов, которые думают не тем местом, сидя в Москве. На сегодня власть ставит палки в колеса таким начинающим предпринимателям, как мы, например. Мы открыли тренировочно-испытательную станцию, а вот наши депутаты Госдумы настояли, чтобы они были закрыты, а медведи выпущены. Мы их отпустили, а один медведь вернулся домой, где его местные полицейские пристрелили. Итог какой? Такой же летальный… Медведи стояли бы всю жизнь в вольерах, мы бы кормили их, они бы жили-не тужили. Палка о двух концах… Власть не разбирается в этом вопросе, но все равно вмешивается в дела охотничьи, — делится президент «Кыымаана».

По его мнению, тут надо идти навстречу народу – побольше выдавать бесплатных лицензий, сообща работать с охотниками, кадровыми охотниками, профессионалами, которые занимаются охотой на медведя, создавать организованные бригады с хорошими натасканными собаками, которые не боятся.

«Однозначно нужна поддержка государства, власти. Сейчас практически никто не охотится, раньше в каждой деревне были специальные старики-медвежатники, но они потихоньку стареют, а молодых нет. Поэтому тут надо работать сообща с Департаментом охоты, Минэкологии, потому что медведей стало много, тогда таких трагедий можно будет избежать», — уверен Тастыгин.

Кто виноват, или от сумы, тюрьмы и медведей не зарекайся

В свою очередь, госинспектор охраны природы Якутии Евгений Егоров корреспонденту SakhaDay высказал следующую мысль: «В последнее время человек сам беспрепятственно вторгается в природные комплексы, нарушая среду обитания диких животных». Госинспектор прав, однако бывает, что «хозяев тайги» голод заносит близко к населенным пунктам, а то и к домам.

По мнению опытного охотника-медвежатника, «медведь – очень умное животное и тронет не всякого и не всегда (если это не самка с детенышем)».

Ксения Авера, Sakhaday.ru

Поделиться:

Комментарии