Благодаря последней публикации «полковников» в Сахалайфе все карты раскрыты, поэтому я хочу продолжить и рассказать историю создания «Адычанской трагедии». Я снимаю с себя ответственность и назову имена отдельных товарищей, не пряча их под литературных героев. Думаю, что интрига повести от этого нисколько не пострадает.

В своем первом письме я допустил неточность, говоря, что одного из милиционеров оправдали. Оказывается, никого не оправдали, они так и остались судимыми, хотя и были освобождены судом из тюрьмы по надуманным основаниям. Получается, что «полковники» хотели ввести всех в заблуждение и потребовали от меня прилюдного извинения, используя уважаемое издание с многотысячной аудиторией. Какие-то выплаченные неустойки, компенсации, восстановления в должности…

Теперь настало время «полковникам» публично извиниться перед читателями, которых они обманули. Все-таки вы не забыли, наверное, что такое офицерская честь. Олексюку из Португалии трудно будет это сделать, но некоторые товарищи находятся здесь, в городе, и им придется взять на себя бремя извинений.

Итак, приступаю к рассказу. Думаю, он будет не менее увлекательным, как и сама книга.

Весна 1998 года. Заброшенный поселок Эльгинский (прииск Маршальский). Четыре «хищника» уходят в тайгу. Они планируют идти до реки Адыча, заняться добычей золота и вернуться в поселок поздней осенью. Наступает зима, они так и не возвращаются в поселок. Жители поселка, в основном «хищники», мысленно прощаются и хоронят своих собратьев – в тайге людей погибает много (они все из Украины, одного, как и в повести, зовут Черновалом).

Конец марта, начало апреля 1999 года. Сотрудники ФСБ района со своими семьями на вездеходе выезжают на подледный лов. На обратном пути они в одной избушке на берегу реки Эльги находят умирающего от холода и голода человека. Фээсбэшники привозят человека в поселок Эльгинское, не удосуживаются изучить содержимое его рюкзака, где находится промышленное золото весом два с половиной килограмма, и оставляют там.

На вопросы жителей поселка, выживший говорит, что он заболел и вернулся, а другие остались рыбачить на далеких озерах. Более абсурдного объяснения пропажи людей придумать было сложно! Но, тем не менее, милиционеры района не проверяют его на причастность к исчезновению людей, более того, продают ему боевую винтовку Токарева (не того полковника, который писал письмо, а советского конструктора стрелкового оружия), за что позже сотрудник по фамилии Круг, один из собирательных образов нечестного милиционера под фамилией Тарасюк, был арестован (винтовка ранее была изъята у оленеводов в с. Ючюгей и хранилась в оружейной комнате РОВД). Если бы милиционеры тогда всерьез взялись за этого человека, последующих убийств можно было избежать.

Май 1999 года. Пугачев (я буду продолжать называть его Пугачевым, так как со слов «полковников» он освободился и работает. Он отсидел свое, зачем причинять ему боль?) собирает группу и углубляется в тайгу. Далее все как в повести «Адычанская трагедия». Он действительно пережидал время у старика-отшельника Короеда (через два года после описанных событий Короед все-таки пешком пришел в Усть-Неру и его там зарезали насмерть во время пьянки).

В середине октября 1999 года меня вызывает министр внутренних дел Назаров С.Н. и приказывает выехать в Оймяконский улус для раскрытия убийства старателей.

Я беру с собой молодого, но довольно опытного оперативника Красноштанова Олега, и мы вылетаем в Усть-Неру.

В повести я описываю, что один из героев Рогов наперед рассказывает всю преступную схему по воровству золота. Это художественный вымысел, я не хотел слишком восхвалять себя и Красноштанова, а часть заслуги по распутыванию преступного клубка передал местным добросовестным оперативникам (Рогов – собирательный образ честных сотрудников Оймяконского РОВД, которые нам позже действительно здорово помогли).   

Когда выезжали в Усть-Неру, мы вообще не представляли, что существует такая преступная схема, хотя были наслышаны о нечистоплотности и коррумпированности некоторых сотрудников милиции.

Итак, мы приезжаем в Усть-Неру. Как нас встречал начальник РОВД, как нам пытались втирать по ушам о «партизанском отряде», действующем в тайге, слежка за нами – все это было как в повести.

Далее все как в повести. В прииске Маршальский от старика Курносенко мы узнаем, что Пугачев вышел из тайги и направился в Усть-Неру (поселок Эльгинское или прииск Маршальский находится в 75 километрах от районного центра, дорога по гористой местности).

Пугачева, как это описано в повести, Рогов не смог задержать в поселке. Я не хотел позорить другое ведомство (ФСБ), но «полковники» не оставили мне выбора. Преступника перехватил начальник валютного отделения Олексюк и спрятал в здание местного ФСБ. Мне об этом сообщил Рогов. Я сразу же позвонил начальнику ФСБ, фамилия его Машков, и потребовал выдать нам подозреваемого. Машков стал говорить, что они сами его проверят совместно с валютным отделением, и, что нам лучше не вмешиваться в их работу. Тогда я пригрозил ему скандалом, что сейчас же позвоню и подниму прокурора республики. Только тогда Машков отдал нам Пугачева.

Представьте себе, если бы мы не добились того, чтобы нам выдали преступника. Сейчас старожилы рассказывали бы, как лет двадцать назад в тайге убили старателей, а милиция, как всегда, не смогла найти преступников.

Накоротке разговариваем с Пугачевым, он, естественно, отказывается от всего. Тогда мы выезжаем в прииск Маршальский. При Пугачеве изымаем сапоги одного из убитых старателей, еще не зная, что они принадлежат потерпевшему. На обратном пути в Усть-Неру Пугачев сознается в совершении преступления, будучи уверенным, что мы все знаем, раз изъяли сапоги убитого. Рассказывает и о убийстве еще трех своих друзей за год до этого события. Выдает скупщика, которому продал золото с убийства. Это золото мы изымаем в точности, как в повести.

Почему он признался? Потому что он хотел избежать высшей меры наказания путем сотрудничества со следствием. В это время смертная казнь в России уже была отменена, но пожизненно сидеть в тюрьме никому не охота.

Позже, под давлением продажных милиционеров, Пугачев отказался от своих признательных показаний, заявляя, что мы его били и пытали, опускали в прорубь, как белогвардейцы из фильмов молодости, таскали на тросе за автомашиной. Проводилась самая тщательная проверка со стороны прокуратуры и УСБ, в результате которого ничего из всего заявленного не подтвердилось. Прокурор района был полностью на стороне продажных милиционеров, ночью в камере встречался с подозреваемым. Если бы что-то подтвердилось насчет пыток, он бы нас пожалел? Мы моментально бы поменялись местами с убийцей.

Позже, когда следователь республиканской прокуратуры поинтересовался у Пугачева, откуда у него сапоги убитого, а также золото, он ответил с детской непосредственностью: «Шел мимо, увидел дома, зашел и прихватил с собой сапоги. Это в трехстах-то километрах от населенного пункта он шел мимо! А золото откуда? Конечно же, нашел случайно на улице…   

В итоге он получил 20 лет колонии. Вот отрывки из Определения судебной коллегии Верховного суда Российской Федерации:

Вина осужденного «Пугачева» в содеянном, т.е. в незаконном приобретении и ношении им огнестрельного оружия в виде винтовки СВТ № и боеприпасов к ней, а также умышленном причинении им смерти отцу и сыну М на участке В из корыстных побуждений и похищении им золота вместе с самородком и незаконном обороте золота в крупном размере установлена судом также всеми материалами дела, о чем достаточно подробно и убедительно изложено в описательной части приговора суда

Расскажу, как создавался образ Пугачева. Этот человек носитель абсолютного зла. Я хотел найти что-то положительное в его характеристике, но не смог этого сделать. Чтобы придать ему хоть какие-то человеческие качества, я обратился к другому персонажу, с которым случилась трогательная история с найденной сестрой. Еще в советское время я раскрыл тяжкое телесное повреждение со смертельным исходом, совершенным одним молодым человеком (возле Третьей линии, где был деревянный одноэтажный винный магазин). Он рассказал свою историю, в точности описанный мною в повести.   

Я сделал запросы и нашел его сестру. Человек был отправлен в тюрьму, и, когда освободился, во дворе уже гулял капитализм, от безысходности он обратился ко мне за помощью. У него на руках была только справка об освобождении, я помог ему с паспортом, и он вылетел к своей сестре в Свердловскую область. Через год он вернулся обратно в Якутск и объяснил, что сестра не выдержала его пьяных выходок и выгнала из дома. С этого времени он постоянно крутился возле меня, помогая раскрывать преступления, получая за это небольшие деньги (10-15 рублей, самое большее 30 рублей в месяц. Государство экономило на осведомителях.) Однажды я потерял с ним связь. Как-то раз, разыскивая одного пропавшего без вести, я изучал журнал доставленных трупов в морге и случайно обнаружил в списке своего агента. Оказывается, он замерз на улице, и его похоронили как безродного. Трагическую судьбу этого человека я решил передать Пугачеву.

В действительности Пугачев – машина для убийства. Среднего роста, физически очень сильный, выносливый человек. В одной телогрейке закапывался в снег и пережидал непогоду. Не мудрено, что он целый год пропадал в тайге и остался жив, пока его не подобрали работники ФСБ. Любой другой человек умер бы еще до наступления холодов.  То, что он помогал милиции – художественный вымысел. По сути, Пугачев являлся членом преступной группы милиционеров и гражданских лиц. Позже нами была получена оперативная информация, что Пугачев хотел совершить побег, сообщив нам, что в избушке, где он умирал от холода, им спрятано пять килограммов золота. Во время следственных действий в этой избушке он и хотел совершить побег, а найти его в тайге, пусть даже и зимней, было бы проблемно.

В повести мы находим винтовку. В действительности, мы нашли только части затвора, а саму винтовку перепрятали или уничтожили продажные милиционеры, как только встретились с Пугачевым и узнали от него, где она спрятана.

Как описывается в повести, в Усть-Неру мы приехали без следователя прокуратуры. Я позвонил в Якутск и сообщил следователю, что дело раскрыто и его присутствие в Усть-Нере необходимо (следователь республиканской прокуратуры Михеев, к сожалению, его сейчас нет в живых). Михеев пообещал приехать через два дня. В эту ночь мы разговаривали с Пугачевым и узнали о чудовищной коррупции при борьбе с незаконным оборотом золота. Среди прочего Пугачев рассказал и том, что золото после убийства трех своих компаньонов он отдал начальнику валютного отделения. Далее, это золото было продано одному скупщику. Я заинтересовался этим делом и утром взял в суде приговор, из чего узнал следующее:

Весной 1999 года некто «Н» (фамилию уже не помню) купил у незнакомого ему человека золото. Как только продавец ушел, в квартиру вломились милиционеры и изъяли золота. Затем Олексюк предложил, чтобы задержанный дал показания о том, что золото нашел случайно, что он и сделал. Покупатель золота получил условное наказание за незаконное хранение. В случае признания скупки реальный срок ему был бы обеспечен.

Я вызвал Олексюка в кабинет и между нами произошел примерно следующий разговор. Для большей наглядности, буду писать от первого лица.

Я: Виктор Иванович, расскажите, как вы производили изъятие золота у гражданина «Н»?

Олексюк: Я проводил оперативно-розыскное мероприятие, именуемое «контролируемая поставка».

Я: Хорошо. Откуда взяли золото, чтобы под контролем продать скупщику?

Олексюк: Какая разница? Самое главное я вернул золото государству.

Я: Постойте, постойте. Как это «какая разница?». Если вы проводите мероприятие, вы должны в государственной кассе получить под расписку золото, а затем оно должно вернуться обратно в кассу. Повторяю вопрос: где взяли золото?

Олексюк (мнется): Это мое золото.

Я (оторопело): То есть как?!

Олексюк: Ну, это мое золото, я хотел изобличить скупщика, поэтому продал ему.

Я: Если это ваше золото, почему сразу не сдали его государству, а продали человеку, чтобы у него изъять? Это же провокация. Где деньги от продажи?

Олексюк (еще более мнется): Какая разница? Самое главное золото сдано государству.

Я: Постойте, постойте! Золото сдано, а деньги почему не сданы государству? Еще раз спрашиваю – где деньги за продажу золота?

Олексюк: Вы когда-нибудь изымали золото? Приезжаете из города и учите нас, как работать! Так мы работаем испокон веков. Главное сдавать золото государству.

Я: Вы отказываетесь мне отвечать, где взяли золото и куда подевались деньги от продажи?

Олексюк: Да, отказываюсь.

Я: Хорошо, я вызываю из Якутска Управление собственной безопасности и следователя прокуратуры, придется объясниться им. Я предупреждаю Вас, чтобы вы не покидали территорию поселка, а дожидались приезда проверки. Поняли?

Олексюк: Хорошо.

У меня не было полномочий задерживать Олексюка, иначе бы я его сразу же отправил за решетку. Вечером того же дня он скрылся и был объявлен в федеральный розыск.

Простыми словами схема такова:

Официальное изъятие золота у «хищников» не выгодно, так как в личный карман ничего не перепадает. Лучше у них отобрать это золото, а затем продать богатому скупщику. В этом случае, деньги от продажи идут в карман недобросовестного милиционера. А за одно показывают свою «работу». Это не борьба с незаконным оборотом драгметаллов, а фикция. А реальная борьба заключается в установлении источника появления золота, будь то «хищник» или вороватый председатель артели, выявление скупщиков, посредников, курьеров и конечных заказчиков драгоценного металла, с надежным перекрытием золотого трафика. А такая работа не приносит прибыль нечестному сотруднику, а потому неинтересна и трудоемко.

А начальника РОВД, чтобы он не воспрепятствовал следствию, отправили в командировку в МВД Якутии. Позже его арестовали, а конкретно по какому эпизоду, я не знаю, но связанному с незаконным оборотом драгметалла. Так как меня назначили исполняющим обязанности начальника Оймяконского РОВД, я окунулся головой в новую для меня работу.

А у одного из прототипов Рогова действительно сгорел дом, он подозревал поджог.

Насчет Токарева. За все время этой эпопеи он ни разу не звонил мне и не интересовался, что случилось с его подчиненными в Усть-Нере. Любой начальник управления, если случилось такое чрезвычайное происшествие российского масштаба, должен был бросить все и находиться рядом со мной в Усть-Нере, оказывая методическую и практическую помощь, чтобы навести порядок в своем подразделении. Спасибо ребятам из Оймяконского РОВД, которые разбираются в валютных преступлениях и всячески помогали нам. Токарев же принял страусиную, выжидательную позицию, а позже, чтобы отвести от себя ответственность, жаловался мне, что преступная схема создана до него предыдущими руководителями. Это говорит о том, что во время руководства валютным управлением Токарева, оно не было способно к самоочищению от нечестных сотрудников. Этот руководитель противоречит самому себе. Когда он возглавлял валютное управление несколько лет после указанных событий, везде гордо докладывал, что поднял работу своего подразделения до немыслимых высот. А в письме «полковников» жалуется, что после событий в Усть-Нере вся работа рухнула. Где логика?

Были же легендарные сотрудники валютного подразделения, например, Владимир Сергеевич Хохлов. Он бы в своем подразделении такого никогда не допустил. А позже, вплоть до ликвидации валютного управления в 2012 году, руководителями были такие прекрасные сотрудники, как Геннадий Алексеев, Александр Готовцев. Разве при них такое было бы возможно? Нет! А история ликвидации этого управления – тема отдельного разговора. Придет время, и я расскажу об этом.

А вернулся я домой, как и в повести – 31 декабря 1999 года, за два часа до наступления миллениума. Вот и весь мой рассказ. В принципе, художественного вымысла в повести, оказывается, не так уж и много.

Октябрь1999 года. На перевале Колымской трассы. Группа следует в сторону прииска Маршальский.

На фото (справа налево): Красноштанов Олег, он же Климов Эдуард, участковый Петров Владимир ( настоящую фамилию забыл), я и неизвестный мне милиционер. Через два часа, приехав в п. Эльгинский, мы узнаем о том, что преступник вышел из тайги и ринемся обратно в сторону Усть- Неры.

В повести именно в этом месте герой с грустью думает о политзаключенных, строивших “дорогу на костях”. 

Виталий ЕГОРОВ

Поделиться:

Комментарии

-6 Бред обиженного? 04.12.2019 14:48
Этот Егоров неспроста так орет )))
Значит поймали его на враньё и вот он орет в надежде что кто громче вопит тот и прав? )))
Ответить
+4 Самсон 04.12.2019 19:50
Это он-то орет?! Он ответил на пасквиль, как настоящий офицер. «Бред обиженного» - один из этих полковников, который хотел дискредитировать полковника!
Ответить
+4 Хейза 04.12.2019 20:20
Потерявшие"халявную" кормушку оборотни в погонах повели себя в полном соответствии со своей истинной сущностью. "Письмо ПОЛкОВНИКОВ надо читать, как "Письмо половников, ибо это не офицеры.
Ответить
+2 Иннокентий 05.12.2019 08:46
В принципе В.М. Егоров все правильно описал,мы тоже вначале операции по раскрытию убийства М-в (сына и отца) участвовали,поэтому до деталей знаем.А письмо "полковников" это и есть ответ продажных милиционеров.В бригаде В.М.Егорова никогда не было ни продажных,ни трусливых сотрудников.
Ответить