Сейчас много говорят о количестве заражённых, спорят о цифрах и методах подсчёта. Моя статья не об этом. Я вам постараюсь описать ситуацию со слов обычных, рядовых медработников. Министры, главврачи и прочие "главные" люди дают интервью, пишут мемуары, но обычные санитарки, медсёстры, педиатры ,как всегда, "за кадром". Они и есть главные герои моего повествования.

 

Всё началось еще в январе. Весь персонал начали усиленно готовить к борьбе с эпидемией. Нужно было перестроить весь режим работы, создать новые подразделения - "бригады", настроить маршрутизацию и протоколы поведения. Всё как на фронте, и так же серьёзно. Работа с инфекционными больными - огромная система мероприятий, инструкций и методов. Обычно многое из этого не используется, но сейчас всё заработало на 100%. Вот что мне рассказала старшая медсестра детского инфекционного отделения: "Поначалу было очень трудно. Особенно сотрудникам из других отделений, которых нам придали для усиления. А сейчас все уже привыкли. Работаем как одна семья, как единый организм. Нет никаких отказов, паники или лентяйства. Люди буквально по-военному мобилизовались и солидарность такая... слов нет, даже не ожидала. Мы не замечаем кто ты - врач, санитарка или зам. министра. Всем трудно, все "в одной лодке" как говориться".

Примерно то же говорят другие врачи и чиновники из медицинской среды. Постоянно чувствуется очень тёплое отношение к коллегам и благодарность к понимающим пациентам. Даже в детских палатах всё спокойно, старшие помогают младшим, помогают врачам. Видимо на подсознательном уровне люди понимают что ситуация крайне серьёзная и надо быть постоянно собранным и держать себя в руках.

Для более полного понимания трудовых будней инфекционистов приведу рассказ врача-педиатра:

"Вся территория корпуса больницы разделена на "чистую" (безопасную) и "грязную" зоны. Работаем мы в основном в "грязной". Чтобы туда попасть нужно облачиться в противочумный костюм "Кварц". Это не так легко на самом деле. Чтобы просто переодеться каждый раз уходит час, даже если ты в "грязную" заходишь на 2 минуты. Но обычно смена у нас 4 часа, а ночная 8. Вот и представьте что всё это время вы даже пить не можете. Дышим через фильтры и в первые дни было очень тяжело привыкнуть. Воздух костюм не пропускает, так что в нём ужасно жарко.  Сейчас переходим на облегчённый вариант - стало полегче. На руках двойные перчатки толстые. Чтобы кровь взять надо еще третью пару надеть. Но даже к этому привыкли. Бедные санитарки наши! Им даже присесть некогда, передохнуть. Надо все поверхности постоянно обрабатывать, еду разносить, бельё менять. Не знаю кому труднее, все устаём. Хорошо что по гостиницам развозят на спецтранспорте. Да, живём уже 2 месяца в изоляции от всего мира почти. Просто так даже выйти на улицу нельзя, надо в журнале расписаться и все меры соблюдать. Ну с этим уже до автоматизма - руки не помыл раз в полчаса и кажется что чего-то не хватает."

Они так запросто об этом рассказывают, что убеждаешься - для них это обычная работа, да в экстремальных условиях и с напряжением всех сил, но обычная. Вспомнил сцену из фильма "28 панфиловцев". В ней командир, перед смертельной атакой немцев незамысловато вдохновил бойцов: "Никто не геройствует! Потому как незачем. Спокойно жгём танки". Вот и в словах наших удивительных медработников я услышал ту же спокойную уверенность и полное отсутствие бравады или показной смелости. Они спокойные и надёжные, наши замечательные спасатели. Честь вам и хвала и низкий поклон! Спасибо!

Евгений Марченко

Поделиться:

Комментарии