Я уже не раз писала и говорила, что время пандемии объединило медиков. Врачи разных специальностей добровольно пришли в инфекционные отделения, считая своим долгом принять участие в борьбе с ковид. Вот и в этом здании, в соседних подъездах студенческого общежития на Кулаковского для борьбы с коронавирусом объединилось несколько лечебных учреждений. В одном из них под руководством врача-кардиолога Республиканского кардиодиспансера Республиканской больницы №1-Национального центра медицины Николая ИЛЬИНА работает дружная команда профессионалов.

Устроившись в кабинете заведующего, мы говорим о работе отделения, о коллегах, о том, как работалось.

- Как начиналась Ваша работа в новой ипостаси – должности заведующего ковидным отделением, Николай Васильевич?

- Я начал работать в стационаре с мая прошлого года. Вначале это было провизорное отделение Национального центра медицины на базе кардиодиспансера. Потом меня пригласили в Якутскую республиканскую клиническую больницу, в это время была вспышка коронавируса в Доме престарелых и больных в отделении прибавилось. С июня по октябрь я работал в пульмонологическом отделении, вел больных и был врачом-консультантом-кардиологом на все три инфекционных корпуса больницы. Моими наставниками были заведующие ковидными отделениями ЯРКБ Надежда Николаевна Тихонова и Татьяна Викторовна Барашкова, в одном кабинете работал с врачом-эндокринологом Софией Иннокентьевной Семеновой. Многие специалисты к этому времени были перепрофилированы, все работали с ковид-больными. Это был цейтнот, работа кипела, мне очень понравилась эта напряженная сплоченная слаженная коллективная работа, было профессионально очень интересно вести тяжелых больных.

NikolayIliin2

- Это был первый этап вхождения в пандемию. А потом для Вас началась самостоятельная работа…

- В октябре прошлого года мне предложили возглавить новое отделение на шестьдесят инфекционных коек плюс тридцать коек реанимации в четвертом корпусе на Стадухина. Это было, конечно, как снег на голову. Я сначала сомневался, смогу ли организовать такое большое отделение. Татьяна Викторовна Барашкова сказала тогда: «Иди, ты сможешь», и я взялся, окрыленный ее словами. За три дня мы обустроились. Администрация Национального центра нам очень  помогла в оснащении, нам привезли аппараты ИВЛ, инфузоматы, мониторы, лекарственные средства, очень хорошо обеспечили нас кадрами, бросив свою административную работу, Николай Васильевич Лугинов, Валентина Алексеевна Саввина, Станислав Николаевич Жирков приходили к нам, помогали,  мониторили, работали с нами наравне. Мы открылись и быстро вошли в обычный ритм. У нас был свой приемный покой, дежурные доктора, своя реанимация. Было очень много больных, мы работали до двенадцати часов ночи, потому что рабочего дня не хватало. В нашем отделении были собраны самые тяжелые пациенты со всей республики, каждый пациент с почечной недостаточностью и подтвержденным ПЦР попадал к нам, к нам везли и больных с онкопатологией.

С профессиональной точки зрения время пандемии, по мнению многих врачей, было очень интересным. Это была редкая возможность для творческого поиска: врачи были вынуждены быстро принимать решения, оперативно внедрять схемы лечения, методики и тут же получать обратную связь. Понятно, были и серьезная профессиональная ответственность, риски, которые врач брал на себя при отсутствии готовых рецептов и наработанной практики.

- Коллектив у вас молодой, это с самого начала так было?

- Коллектив с самого начала был молодой. Безусловно, нам помог опыт, который мы получили в ЯРКБ. Кристина Александровна Аблаева, Альбина Алексеевна Холтосунова, Александр Ильич Черноградский и я к этому времени уже поработали в Республиканской клинической и имели представление, что такое ковид, как его лечить, как работать с больными. Мы и сейчас продолжаем с общаться с врачами клинической, советуемся, до сих пор на связи с ними.

- Сколько больных прошло через ваше отделение?

- Если считать с начала работы на Стадухина через наше отделение  прошло около восьмисот больных, и семьсот сорок два выписалось с выздоровлением. Конечно, были и летальные случаи, в первое время их было очень много, бывало, что в сутки умирало по пять человек. Это было очень тяжело.

- В этом здании вы сравнительно недавно?

- Да, после новогодних каникул приказом Минздрава республики 20-го января нас перевели на работу с больными  легкой и средней степени тяжести без признаков снижения сатурации, поскольку в нашем корпусе мы не можем оказать больным поддержку высокопоточным кислородом. Работаем здесь два месяца.

- А если пациенту становится хуже?

- В этом случае мы переводим больного в Республиканскую клиническую больницу, где есть все необходимые службы. Ковид непредсказуем. Бывает, человек в возрасте хорошо выходит из тяжелого состояния без последствий, а состояние молодого человека очень быстро прогрессирует. Бывает и так, что утром пациент поступает в нормальном состоянии, а к вечеру состояние его резко ухудшается.

NikolayIliin3

- Вы поработали с разными категориями больных с ковид. Что в Вашей практике было самым сложным?

- Самое сложное, на мой взгляд, – ведение беременных женщин. Когда я работал в Республиканской клинической, таких случаев было много. Поступали женщины на очень поздних сроках, состояние которых буквально поминутно менялось: то ухудшалось, то улучшалось. За этими «качелями» очень трудно было углядеть. Мы проводили ежедневные телемедицинские консультации со специалистами московского Центра имени Кулакова. Ну, и ведение пожилых коморбидных пациентов, у которых очень много сопутствующих заболеваний, таких как сахарный диабет, терминальная хроническая почечная недостаточность.

- Какие черты Ваших коллег особенно ярко проявились в самое тяжелое время, на Ваш взгляд?

- Я заметил, что мы можем очень быстро реагировать на происходящее, в трудное время включаются, видимо, все человеческие резервы. В те три дня, что мы открывались, я увидел в своих коллегах  высокую мобильность и очень быстрое включение в проблему, в нозологию. Мы не были ни инфекционистами, ни пульмонологами, но очень быстро включились. И еще меня очень удивило, что среди моих молодых коллег, вопреки сложившемуся мнению, что у молодых в приоритете семья, какие-то личные дела, а не работа, есть такие, что отдают себя работе полностью. Им не важно, который час, важнее - довести дело до конца, сделать все, что необходимо пациенту.  К примеру, наш молодой врач-терапевт Николай Юрьевич Яковлев пришел после ординатуры к нам и сказал: «Хочу работать в ковидном отделении» и очень хорошо себя показал в это сложное время, он прекрасно справляется с большим объемом работы.

- Что Вы во время пандемии открыли для себя в коллегах?

- Не секрет, что до пандемии мы работали разобщенно, каждый сам по себе, а сейчас, мне кажется, мы стали сплоченнее, несмотря на то, что мы все пришли из разных сфер медицины, здесь мы почувствовали себя единым коллективом, поняли, что в экстремальной ситуации можем быть мобильными, что можем справиться с любой сложной ситуацией.  На сегодняшний день у нас осталось девять докторов, которые работают с начала открытия нашего отделения. Это очень опытный кардиолог, которая работала в разных кардиологических ситуациях. Татьяна Валерьевна Михайлова, хирург Кристина Александровна Аблаева, владеющая всеми хирургическими техниками, помимо этого у нее налажены связи с хирургическим сообществом. Врач-эндоскопист Иннокентий Егорович Павлов удивил меня своей активной жизненной позицией, он не ограничивается врачебной деятельностью, участвует во всех общественных делах, которые возникают. Мне это очень импонирует. Альбина Алексеевна Холтосунова, опытный врач-терапевт, все тяжелые, возрастные пациенты проходят через нее. У нее большая семья (четверо детей, муж – тоже доктор, работает в экстренной медицине), но, несмотря на это, она очень активно работает. Или взять, к примеру, наше реанимационное отделение, возглавляет которое самый опытный реабилитолог Национального центра медицины, он заведует общим отделением реанимации Клинического центра, - Геннадий Иванович Григорьев. Вместе с ним были командированы больше семи молодых врачей-реаниматологов, тоже очень активные, мотивированные, работоспособные. Мы очень тесно сотрудничали с ними. Я хотел бы выразить огромную благодарность за самоотверженный труд нашим медсестрам и младшему медицинскому персоналу, которые работали под руководством наших старших медсестер Анастасии Константиновны Яковлевой и Туяры Александровны Алексеевой. Большую часть времени они находились с больными, проводили лечение, заботились о них. Человек очень быстрый, опытный, организованный, Анастасия Константиновна прекрасно знает всю организаторскую работу. Ее заменила позже такой же прекрасный организатор, незаменимый наш добытчик Туяра Александровна.

Такой вот коллектив профессионалов. Медицинские работники  разных специальностей, они так хорошо сработались, так привыкли друг к другу, что теперь, по истечении времени, им будет тяжело расставаться, но эта совместная работа, безусловно, для всех них была замечательной школой.

NikolayIliin4

- Как прогнозы по ковид?

- Вы знаете, я постоянно мониторю ситуацию, общаюсь со заведующими поликлинических служб, которые отправляет пациентов к нам на госпитализацию, и могу сказать: все считают, что пандемия идет на спад, обращаемость несколько снизилась, да и поступающих к нам стало намного меньше.

- Спасибо, Николай Васильевич, я благодарна Вам за Ваши открытость и искренность. Успехов Вам!

Коронавирус постепенно отступает, стационары, которые оказывали помощь больным с covid-19, перепрофилируются обратно. Врачи и медицинские сестры возвращаются в родные отделения, к своим «родным» пациентам. В жизни все возвращается на круги своя.

Беседовала Зоя ИГНАТЬЕВА

Поделиться:

Комментарии