Весьма интересный сюжет о необыкновенной женщине встречается в мемуарах последнего председателя КГБ СССР, генерала армии Владимира Крючкова. 

«В то время в Советском Союзе был образован комитет за освобождение Ракоши и его товарищей. Возглавила эту общественную организацию замечательная женщина, якутка по национальности, Феня Федоровна Корнилова. В 1940 году Ракоши и его товарищи были обменяны на венгерские знамена, захваченные Россией в первую мировую войну. Так Ракоши оказывается на свободе. В Советском Союзе он возглавляет венгерских коммунистов. У нас обретает вторую родину, обзаводится семьей. Кстати, его женой становится та самая якутка, которая возглавляла когда-то комитет за его освобождение и теперь решила до конца дней разделить нелегкую судьбу мужа». «Владимир Крючков. Личное дело. Часть 1. М-1996. С. 47»

Феодора Федоровна Корнилова родилась в 1904 (по некоторым сведениям, в 1903) году в Олекминске. Ее отцом был первый якутский композитор-этнограф, хормейстер и музыковед  Федор Григорьевич Корнилов. Именно он впервые начал записывать якутские песни – это был первый опыт нотопечатания на якутском языке.

 Федор Григорьевич Корнилов- отец Феодоры.

Талантливый отец передал дочери тягу к знаниям: Феодора с юных лет занималась самообразованием, интересовалась иностранными языками. 

Федор Григорьевич с дочерью Феодорой и сыном Еремеем, 1935 г. 

В 15 лет  Феня, как ее называли дома,  переехала в  Якутск. И  сразу влилась в бурную общественную жизнь. Помогала отцу с занятиями в хоре, занималась пропагандой культуры, участвовала в разного рода мероприятиях. Начала изучать немецкий язык и брала уроки у выдающегося и первого лингвиста Якутии Семена Андреевича Новгородова. Потом уехала на учебу в Москву и здесь стала активным функционером Коммунистического интернационала молодежи и сотрудницей исполкома Коминтерна. Работала в Прокуратуре, Верховном Суде РСФСР, была председателем ЦК профсоюза работников суда и прокуратуры. В 1928 году вступила в Компартию.  В Москве она познакомилась  с партийным лидером Андреем Пахомовым и вышла за него замуж.  У них родился сын. Мальчика назвали в честь китайского коммуниста – Ли (в будущем он стал проректором знаменитого вуза – Плехановки). Но супруги не сошлись характерами и,  еще до Великой Отечественной войны, разошлись.

С будущим лидером Венгрии она познакомилась в 1940 году во время отдыха в санатории в Барвихе. В это время Феодора Федоровна – член Верховного суда СССР. Коммуниста Матьяша, освобожденного из венгерской тюрьмы, где он провел порядка 16 лет, сразила еe необыкновенная красота, густые черные волосы и обаяние. Они поженились в 1943 году, когда Фене было 40 лет, а Матьяшу – 51 год. 

 Матьяша Ракоши называли венгерским Сталиным.

Матьяш Ракоши был шестым ребёнком в бедной еврейской семье. В годы Первой мировой войны воевал на Восточном фронте, где попал в плен, и вступил в Компартию Венгрии.

Вернулся в Венгрию, участвовал в правительстве Белы Куна. После его падения бежал в СССР. Участвовал в руководящих органах Коминтерна. В 1945 вернулся в Венгрию и возглавил Компартию Венгрии. В 1948 принудил социал-демократическую партию к объединению с КПВ в единую Венгерскую партию труда (ВПТ),генеральным секретарём которой он был избран.

Для его режима были характерны политический террор, преследование оппозиции (был обвинен в "титоизме" и ориентации на Югославию,а затем казнен бывший министр внутренних дел Ласло Райх).

При нем происходила национализация экономики и ускоренное кооперирование сельского хозяйства.

Ракоши называл себя "лучшим венгерским учеником Сталина", копируя сталинский режим в мельчайших деталях, вплоть до того, что в последние годы его правления венгерская военная форма была скопирована с советской, а в магазинах Венгрии начали продавать ржаной хлеб, который ранее в Венгрии не ели. С конца 1940-х гг., несмотря на своё еврейское происхождение, развязал кампанию против "сионистов", устранив при этом своего политического конкурента — министра внутренних дел Ласло Райка.

В 1952 Ракоши занял должность премьер-министра Венгрии, однако в 1953 под давлением советского руководства передал этот пост Имре Надю. После доклада Хрущёва на ХХ съезде КПСС Ракоши был снят с должности генерального секретаря ЦК ВПТ (вместо него эту должность занял Эрнё Герё). 

А Феодора все время поддерживала мужа. Она  хорошо освоила венгерский язык и культуру, пользовалась большим уважением в кругах семей венгерских руководителей. В 1953 г. Феодора  содействовала переводу и изданию на венгерском языке романа якутского писателя Николая Мординова -Амма Аччыгыйа   "Весенняя пора". Все годы проживания в Венгрии Феодора Федоровна не прерывала связи с Якутией, приезжала на малую родину, и якутяне бывали у нее в Будапеште.  По многим свидетельствам, Феодора оказывала большое содействие в работе Советского посольства в Венгрии. Она опекала семьи советских дипломатов и дружила  с супругой посла Татьяной Филипповной Андроповой. Сам Ракоши очень дружелюбно относился к послу Юрию  Андропову. Был случай, когда он убедил советское руководство (Н.С. Хрущева и В.М. Молотова) не отзывать Андропова из Венгрии,  "потому что он очень нужен здесь". Этому имеется ряд подтверждений в исторической литературе.

С 1956 г. Ракоши депортировали  в СССР. В Венгрии его предали анафеме, обвиняли в сталинизме, репрессиях, просоветском уклоне, исключили из партии. Он до конца жизни не изменил своим взглядам, не признал своих ошибок. Все обвинения в свой адрес Ракоши относил к общим порокам, исходящим из одного истока – идеологии коммунистического движения большевистского толка. Не сомневался в сущности сталинизма, сторонником и солдатом которого оставался до самой смерти. 

Феодора Ракоши последние годы своей жизни находилась в положении изгоя в собственной стране. Жена и вдова отвергнутого просоветского политика и сама была отвергнута как личность. Федора Федоровна не раз обращалась с письмами к Юрию Андропову и его супруге Татьяне Филипповне с просьбой помочь ей и мужу вернуться на жительство в Москву. Ответа она не получила ни разу. В сентябре 1964 г. Ракоши с женой отправили в маленький киргизский городок Токмак, примерно в 60 км от столицы республики. Это была уже настоящая и суровая ссылка. Но опять-таки не было никаких судебных постановлений, все решалось на партийных форумах в закрытом порядке. 

Как жил Ракоши в изгнании, что делал? Во-первых, будучи, несомненно, человеком сильной воли, он работал над воспоминаниями, причем иногда обращался за материалами в Институт истории партии ЦК ВСРП, писал в ИМЛ при Ц

К КПСС. Во-вторых, он по-прежнему вел свою борьбу, писал письма в ЦК - в Москву и в Будапешт, а также обращался за помощью к старым друзьям в компартиях зарубежных стран. Поскольку за Ракоши присматривал КГБ, то в Москве примерно представляли, к кому обращался "Матвей". Например, в Китай к Чжоу Эньлаю, существовало даже предположение, что Ракоши собрался бежать в Китай, в Италию - к Луиджи Лонго, к Террачинн, во Францию - к Ж.Дюкло и другим. Изредка письма с просьбой улучшить положение Ракоши направляла его жена, которая даже ездила в Москву. Они оба были уже людьми пожилыми, поэтому нуждались в квалифицированной медицинской помощи. 

Они прожили вместе 28 лет. В ноябре 1970 г. Ракоши серьезно заболел. Он был помещен в областную больницу в Горьком. Московское руководство отнеслось к случившемуся по-человечески. В Горький направили известного терапевта профессора Лукомского. Но все было напрасно. 5 февраля 1971 г. Ракоши умер, тело кремировали в Москве, но родственникам не отдали, прах Ракоши увез в Венгерскую народную республику сотрудник посольства - офицер госбезопасности. Ракоши похоронили в Будапеште. Якутская жена венгерского диктатора пережила мужа почти на 10 лет и скончалась в 1980 году, обретя вечный покой на Кунцевском кладбище в Москве. 


Директор музея села Кыллах Олекминского района Якутии Садот МАЛГАРОВ:

- Феодора Корнилова знала несколько языков. По воспоминаниям старожилов, которые в своих воспоминаниях называли ее Фенечкой, она была очень активной. У нее была очень необычная красота: круглолицая, полноватая, крепкого телосложения, с копной черных волос… Известно, что в нее был влюблен священнослужитель, работавший в нашим Кыллахе - Михаил Зиновьевич Винокуров. Впоследствии он эмигрировал в США и работал в библиотеке Конгресса. 
Первый муж Андрей Пахомов, женившись на другой женщине, уже на смертном одре успел сказать своей супруге, чтобы она поддерживала связь с Феодорой. Женщины дружили всю жизнь…
Она была первой леди, скажем так, не кухонного порядка, а самой, что ни на есть настоящей. Одевалась очень хорошо. Была прекрасно образована. Сохранилась хроника, где она принимала участие в открытии какой-то декады культуры Венгрии в Москве. Там она стоит рядом с супругом. Кстати, известный факт. Феодора Федоровна вместе с мужем была на приеме у Сталина, дававшемся по поводу 70-летнего юбилея вождя. Там Иосиф Виссарионович даже спросил ее о том, как ей удалось так быстро освоить венгерский язык. Я считаю то, что он пригласил ее, говорит о высоком доверии к этой женщине. Кроме того, Матьяш и Феодора были близко знакомы с видными КГБ-шниками тех времен – Николаем Крючковым и Юрием Андроповым. 
Рассказывают, что у Корниловой был очень хороший характер, она отличалась редким гостеприимством. Мы переписывались с нашей знаменитой землячкой примерно с семидесятых годов прошлого века. В письмах и открытках, которых за эти годы Феодора Федоровна пишет, что тоскует по родине, о том, какой тяжелой была ссылка в киргизском городе Токмаке, где им пришлось заготовлять дрова и ходить за водой. Фенечка всегда интересовалась, как живем мы, ее земляки. Писала о том, как тяжело ей было потерять своего племянника – молодого журналиста Чагыла Мординова. 
Общих детей с Ракоши у нее не было. Сын от первого брака – Ли Пахомов долгие годы проработал в Москве, был проректором института народного хозяйства имени Плеханова.

Поделиться:

Комментарии