200 лет назад, 16 (28) января 1820 года первой русской антарктической экспедицией под руководством Фаддея Фаддеевича Беллинсгаузена и Михаила Петровича Лазарева была открыта Антарктида. Исследовательские труды об этом  знаменательном для всего мира событии представлены в виде «антарктической» подборки в обширной коллекции Президентской библиотеки «Русские кругосветные путешествия первой половины XIX века». Открытие Антарктиды как нового материка позволило преодолеть многолетнее заблуждение, что его или нет вообще в природе, или достичь его просто невозможно.

Гипотеза о существовании Южной земли была выдвинута ещё географами древнего мира и поддерживалась учёными средних веков. Начиная с XVI века, её поиски вели португалец Фернан Магеллан, голландец Абел Янсзон Тасман, англичанин Джеймс Кук. Последний в поисках загадочного южного континента совершил своё второе кругосветное плавание в 1772–1775 годах и, вернувшись ни с чем, заявил: «...я смело могу сказать, что ни один человек никогда не решится проникнуть на юг дальше, чем это удалось мне. Земли, что могут находиться на юге, никогда не будут исследованы».

Как свидетельствует А. Кизеветтер в издании «География XVIII века и Ломоносов» (1912), ещё за полвека с лишним до отправки первой русской антарктической экспедиции знаменитый русский энциклопедист Михаил Ломоносов обосновал возможность существования Неизвестной Южной земли, основываясь на изучении айсбергов-«падунов» – сколов с огромных белых скал. Поскольку в южных высоких широтах таких «падунов» встречается гораздо больше, чем в северных, то, следуя логике учёного, можно с полным основанием предположить, что именно там, на юге, и стоит искать Terra Australia Incognita.

Но русские не были бы русскими, если бы не поверили Ломоносову. 4 (16) июля 1819 года экспедиция в составе двух шлюпов вышла из Кронштадта в Рио-де-Жанейро с целью «продолжать свои изыскания до отдалённой широты, какой только можно достигнуть». Экипажи состояли из военных моряков-добровольцев во главе с командирами, которые были способны решать невероятно сложные задачи.

Так, капитан-лейтенант Ф. Ф. Беллинсгаузен, выпускник Морского кадетского корпуса, в 1803–1806 годах участвовал в первом русском кругосветном плавании на корабле «Надежда» под командованием И. Ф. Крузенштерна. Многочисленные же заслуги Лазарева перечислены в сборнике «Известные русские военные деятели: краткое их жизнеописание» (1911): «Изумительно трудолюбивый и одарённый блестящими способностями Лазарев не мог остаться незамеченным, и отличия шли к нему одно за другим. 18 лет управлял он Черноморским флотом и за это время сумел поставить его на ту высоту блеска и достоинства, на которой флот этот находился перед войной 1853–56 гг. Он улучшил кораблестроение, усовершенствовал артиллерию введением многих приспособлений и употреблением во всём флоте орудий нового литья».

Кругосветное путешествие Беллинсгаузена и Лазарева стало одним из самых сложных и опасных, однако вывело Россию в ряд ведущих держав того времени по своему геополитическому значению.

Подготовка к экспедиции и первая фаза морского продвижения к Южному полюсу были подробно описаны Беллинсгаузеном в двухтомном издании «Двукратные изыскания в Южном Ледовитом океане и плавание вокруг света в продолжении 1819, 20 и 21 годов, совершённые на шлюпах Восток и Мирном под начальством капитана Беллинсгаузена, командира Шлюпа Востока. Шлюпом Мирным начальствовал лейтенант Лазарев».   

Идти к цели было трудно. Казалось, она заманивает моряков в какую-то ловушку, в белый морок, от которого слепило глаза; в минуты слабости духа кое-кто из моряков говорил: «А Кук-то был прав». Но в своих мемуарах бесстрашный мореплаватель Беллинсгаузен показывает, что такое настоящий морской характер. Он пишет: «Далее к Югу, в густых облаках мне казалось, что виден берег, но пасмурная погода препятствовала нам рассмотреть оный надлежащим образом. <…> Я называю обретение сие берегом потому, что отдалённость другого конца к Югу исчезла за предел зрения нашего. Сей берег покрыт снегами, но осыпи на горах и крупные скалы не имели снега. Внезапная перемена цвета на поверхности моря подаёт мысль, что берег обширен, или, по крайней мере, состоит не из той только части, которая находилась пред глазами нашими». «Между тем, как набирали лёд, – повествует далее Беллинсгаузен, – г-ну Завадовскому удалось застрелить пингвина, который нырял около. Мы давно уже не встречали сих птиц и не знали, чему отнести появление пингвина: близости ли берега или что попавший к нам отстал далеко от стада».

В инструкциях, полученных экспедицией от императора и морского министра, среди прочего были два очень важных пункта: первый из них требовал от Фаддея Беллинсгаузена открытий «в возможной близости Антарктического полюса», при этом второй оговаривал, что совершать их надлежит, имея «неусыпное попечение о сохранении здоровья экипажей, что во всякое время и во всех случаях должно быть предметом ревностнейших его стараний».

Оба условия были выполнены полностью. За время одной из самых важных и трудных антарктических экспедиций было пройдено в общей сложности 4 тыс. 972 мили – это путь, в два с четвертью раза превышающий длину экватора. Плавание продолжалось 751 сутки, из них шлюпы находились на ходу 527 дней, причем 122 дня южнее 60-й параллели и 100 дней во льдах. Помимо географических открытий (материк Антарктида и 29 островов), экспедиция сделала массу ценных астрономических, океанографических, синоптических и этнографических наблюдений.

Но самое главное, первая русская антарктическая экспедиция открыла ту самую Неизвестную Южную землю!.. Как писала в феврале 1820 года газета «Нью-Йорк ивнинг пост»: «Только русские смогли приблизиться к этой колющей холодом белой земле и взять её, как берут крепость».

Поделиться:

Комментарии