Население Сунтарского улуса серьезно обеспокоено развертыванием активных геологоразведочных работ на ее территории, поскольку данный факт задевает жизненные интересы местного населения. Все это связано с разведкой недр на предмет наличия нефти.

На урочище Сымалаах, что входит во владение Усун-Кельского наслега, в продолжительное время базируется геолого-изыскательская группа дочернего предприятия «Росгеологии». Это подбаза 7-й партии. За близлежащей речкой Нээлим находится другое село – Маар-Кель (расстояние – 7 км). Там народ тоже в тяжком раздумье от грядущих «перспектив».

Я выходил на связь с Мар-Кельским наслегом. В сельской администрации подтвердили, присутствие геологов. Их маршруты на вездеходной технике (перевозят колесные вагончики и оборудование) проложены по сенокосным угодьям Келүйэ, Сайылык Эбэ, Күтүр үрэх.

Согласно Российскому законодательству представитель геологов должен заблаговременно известить о движении группы по территории наслегов. Зам главы администрации села Маар-Кель Сандал Кириллин подтвердил об электронных письмах-извещениях от «Росгеологии». Глава Жарханского наслега Максим Архипов также подтвердил о письмах от геологического ведомства. Под маршруты «Росгеологии» подпадают сельскохозяйственные угодья – Юрюнг-Кель, Ыылаах, Чуукаар, Ертеех айаана. Глава Усун-Кельского наслега  Иван Игнатьев отметил о 22 владельцах сельхозугодий, по чьим землям проложат маршрут к поискам нефти.

Так, например, под маршруты искателей недр земли подпадает огромное сеноугодье – Тыһакыыс, где зарегистрированы 4 хозяйства. Вот почему было проведено публичное слушание с геологами в селе Усун-Кель. Заместитель главы администрации Вилючанского наслега Айталина Михайлова поведала мне, что в скором времени геологи будут базироваться в районе речки Багдарыын, впадающей в реку Вилюй. Имеется информация, что под поиски недр подпадает территория заброшенного села Ойуусут (Мэйик). Так что на территории Сунтарского улуса геологи присутствуют везде, где в течение столетий тайга кормила охотой, речки и озера – рыбой.

Другая геологическая группа в 2019 году уже бравурно проходила колонной по центральной улице села Хадан, миновав речку Арга-Джели, устремлялась в сторону территории Второго Бордонского наслега (с. Сарданга). Именно они и досконально обследовали правобережную таежную территорию улуса. На днях представители известной нефтяной компании из Иркутской области побывали в селе Сунтар, встречались с молодежью. Цель – побудить интерес молодежи к профессии нефтяника. Таким образом, интерес нефтянки к Сунтарскому улусу растет.

Имеется вполне объяснимое беспокойство, что вмешательство нефтегазовой промышленности в сунтарские леса станет первопричиной неотвратимых техногенных процессов. Особенно люди чураются сооружения разведочных и плановых скважин в местах, где до сих пор была сохранена уникальная природа. Охота и рыбный промысел – одна из основных деятельностей сельских якутов.

Колонна разведчиков недр якутской землиКолонна разведчиков недр якутской земли

А что будет с охотой и рыбалкой в связи с развертыванием промышленности? Кто-нибудь об этом задумывался? При худшем раскладе дел будет аналогичная картина как в Ленском и Мирнинском районах, где некогда были охотничье-промысловые госпромхозы. С развертыванием промышленности они канули в лету. Река Улахан Ботуобуя Мирнинского района после вмешательства промышленности оскудела ценными породами рыб. С высоких трибун не раз отмечалось, что нефтегазовая промышленность выведет экономику Якутии из стагнации, оживит инфраструктуру, обеспечит рабочими местами молодежь. Лично я массового притока якутской молодежи в нефтегазовую отрасль не вижу. «Оживления» инфраструктуры от эксплуатации недр наслегов проживания коренного населения в Мирнинском районе тоже нет.

Один только наглядный пример – за двадцать лет не могут полностью газифицировать маленькое село Таас-Юрэх. Девять лет не могут построить круглогодичную дорогу до села проживания коренных малочисленных народов Севера – Сюльдюкара. Не смогли там построить ни школу, ни детсад. А между тем осваивается и исследуется на наличие нефти и газа Сунтарский улус.

Я обращался в администрацию МО «Сунтарский улус» с вопросом встречались ли представители «Росгеологии» с населением сел Сунтарского улуса? Побывали ли общественные экологи и руководители поселений на местах дислокации и движения колонн геолого-разведывательного предприятия? Проводился ли мониторинг мест, подпадающих под зону интересов разведчиков недр? Мне ответил первый зам. главы Сунтарского улуса Н.П.Александров, что по существу данного вопроса 11 марта 2021 года в селе Сунтар были проведены общественные слушания с ООО «Таас-Юрэхнефтегазодобыча» (с.Сунтар). И что связь с разведчиками недр проводилась также в формате ВКС.

Перекрытая нефтяниками русло реки Улахан БотуобуяПерекрытая нефтяниками русло реки Улахан Ботуобуя

Освоение огромной территории от Улахан Ботуобии до реки Марха омрачаются возможными последствиями. В любом случае, влияние нефтегазовой промышленности работ может нарушить существовавший баланс в хрупкой северной природе Сунтарского и Нюрбинского улусов. Назревает вопрос. Будут ли геологи и нефтяники неукоснительно соблюдать природоохранное законодательство, водный кодекс РФ? Геологи в свою очередь обещают, что не будет взрывных способов при изыскательских работах. Сообщают, что будут сейсмические изыскания и электроразведка. А что подобные изыскания представляют собой, местное население не ведает.

В будущем, если будет определен вектор на развитие нефтянки, Сунтарскому и Нюрбинскому улусам может угрожать непоправимое – значительный урон флоре и фауне. Места интересов нефтяников – верховья реки Ыгыатта, озеро Сюгджер, реки Улахан, Кыра Дьюктели до недавних пор считались девственными. Ыгыатту геологи уже всю изъездили и обследовали. Эта река определенно потеряна для охоты и рыбалки. Коренное население уже не рассматривает в качестве охотничьего промысла реки Бирюк, Намана, Джерба, Улахан Ботуобуя, где искатели недр обосновались прочно.

Остается только одно – контроль местными властями за соблюдением геологическим ведомством и нефтегазовой промышленностью природоохранного законодательства Российской Федерации, требование бережно относиться к водным объектам и зоне таежной тишины, и в первую очередь – охраняемой территории.

Необходим строжайший контроль со стороны Ил Дархана и Ил Тумэна Республики Саха (Якутия), Росприроднадзора, «Якутлесресурса». Тщательный мониторинг за состоянием окружающей среды. И в конце концов требуется более активная работа министерства экологии Якутии и общественности. Как журналист, пишущий на тему промышленности и экологии, имею законное, профессиональное право высказать свое мнение. Это статьи 47 и 49 Закона о СМИ. Пункт 5 статьи 29 Конституции РФ гарантирует свободу печати, недопустимость цензуры, ответственность за свободу СМИ. Журналист – это группа, защищенная не одной статьей федерального законодательства.

Станислав Алексеев, член Союза журналистов РФ, обладатель почетного знака Минприроды РС(Я) «За вклад в живую природу»

Мирный-Сунтар

Фото из сунтарской ватсап-группы

Поделиться:

Комментарии